маленькая Сызрань - о Сызрани

http://syzran-small.ru/pages-6075
Распечатать

«Ей плохо там, я чувствую сердцем»: житель Пензенской области приехал в Сызрань, чтобы забрать дочь у опекунов



Весьма странная история разворачивается в эти дни в Самарской области: две семьи пытаются «поделить» маленькую девочку, которая до этого полтора года провела в доме малютки Пензенской области. Опекуны бьют тревогу: биологическая мать Лили (имя ребенка изменено) имеет длинный перечень судимостей и сейчас отбывает наказание за очередное преступление, чему она ее научит? При оформлении документов в свидетельстве о рождении малышки был прочерк. И вдруг в июле появляется Иван Ермаков с новым свидетельством, где он указан отцом. Как так вышло, где он был полтора года и почему именно сейчас решил вернуть себе дочь, мужчина рассказал корреспонденту «КП-Самара».

Как распалась семья

Иван и Татьяна познакомились в марте 2018 года, он тогда работал в деревне в Мокшанском районе Пензенской области, она жила в городке под названием Каменка в полутора часах езды от него. Вскоре стали жить вместе, женщина забеременела.

- Я сказал: «Если сын, то распишемся, если дочь – подождем», - вспоминает Иван. - Родилась дочь. Надо было ей свидетельство оформить, да денег не было. Я тогда грузчиком работал, 500 рублей в день получал. Говорю своему шефу: «Дай мне 1000 рублей, я их отработаю». А он заявил, что у него денег нет, хотя сам их пачками каждый день считал. Я плюнул и ушел от него. Денег не было, жить нам негде, вот мы и поместили ребенка временно в дом малютки. А потом его закрыли на карантин из-за ковида. Татьяна звонила туда, но ей сказали, что приезжать не надо, потому что все равно не пустят.

А вскоре после этого Татьяну посадили за то, что на каких-то посиделках она ударила знакомую ножом. Иван в виновность любимой не верит и считает, что ее подставили. Ему Татьяна рассказала иную версию событий: знакомые выпивали, она – нет, вышла в туалет, а когда вернулась, увидела, что у женщины рука в крови. Татьяна вызвала пострадавшей «Скорую помощь», поехала с ней в больницу, а та, вместо благодарности, на нее заявление написала – Иван уверен, что таким образом та пыталась выгородить реального преступника.

- Татьяна редко пьет и то – это она от меня «научилась», - уверяет Иван. – Пьет немного, потому что если много, то становится агрессивной: может ругаться или даже ударить, если ей что-то не понравится. Но обычно не пьет.

Воссоединение семьи

Сейчас Татьяна отбывает наказание в мордовской колонии общего режима для женщин. Иван ездил к ней на свидания, год назад она забеременела, родила мальчика. Они расписались в марте этого года, и женщина дала официальное согласие на то, чтобы ее супруга «оформили» отцом старшей дочки. С этим документом он обратился в ЗАГС, и этим летом ему выдали новое свидетельство о рождении Лили, где он уже указан отцом.

- Я буду писать заявление на Дом малютки за то, что они незаконно отдали ребенка в приемную семью, - заявил корреспонденту «КП-Самара» Иван Ермаков. – Когда супруга была на свободе, мы хотели забрать ребенка к себе, сняли квартиру, но она пришлась не по вкусу органам опеки. Когда Татьяну «закрыли», я пришел в дом малютки, но мне сказали: ты - никто, пока не покажешь свидетельство о рождении, где будет указано, что ты – действительно отец ребенка. Я получил это свидетельство, снял другую квартиру, получил акт о том, что она подходит для проживания с ребенком, а когда собрал все документы, мне сказали, что ребенка отдали в приемную семью в Сызрани.

Интересно, что дочь Иван не называет по имени – только «ребенком». Но он абсолютно уверен, что закон на его стороне, и Лилю он заберет. И хотя семья, в которой сейчас живет девочка, уже подала иски о лишении родительских прав и Татьяны, и Ивана, мужчина не сомневается в том, что с легкостью выиграет суды. Иначе будет жаловаться во все инстанции.

Знакомство с отцом

- Ей плохо там, я чувствую сердцем, - уверяет Иван Ермаков. – Когда мы с ней по видеосвязи разговаривали, она со слезами тянулась ручками ко мне. Когда встретились лично, не хотела уходить. Ребенок-то чувствует родную кровь. А опекунша… Я видел ейные глаза: ей не так ребенок нужен, как деньги и квартира.

Лилия (да-да, «опекуншу» зовут так же, как девочку) лишь пожимает плечами: причем тут деньги? За девочку их семья получила 17 тысяч, уже сейчас на адвокатов они больше потратили. Дом у них свой, на малышку когда-то обратила внимание именно из-за совпадения имен. Женщина старается не препятствовать общению Лили с отцом, чтобы она не испытала стресс, если сбудется самый худший для их семьи сценарий, и малышку действительно увезет отец.

- Мне просто страшно за нее, понимаете? – объясняет свою позицию женщина. – Мы полюбили Лилю всей душой, она отлично ладит с нашими детьми. Что ждет ее в семье, где мать многократно судима? Сможет ли отец обеспечить безопасность и счастливое детство своим детям? А вдруг все это из-за денег? Из-за материнского капитала, немалую сумму за двоих дают.

Сейчас Иван знакомится с дочкой в присутствии опекунов, органов опеки и психологов. Если они решат, что Лиля готова, малышку отдадут отцу.

- Опекунше уже объясняли органы опеки и администрация: они не рушат, а помогают молодым семьям. Мы как раз такие. Вот зимой супруга моя выйдет на свободу, мы получим материнский капитал и купим квартиру в Самаре. Почему в Самаре? Родственники у меня тут, - планирует свое светлое будущее Иван Ермаков.

Кто победит в этой «битве» за ребенка, покажет время.

КП-Самара

| 06.08.2021 01:01