маленькая Сызрань - о Сызрани

http://syzran-small.ru/pages-6045
Распечатать

«Тяжелее всего было доставать детей»: самарский спасатель — об операции на затонувшей «Булгарии»



В этот день, 10 июля, ровно 10 лет назад вместе с людьми затонуло судно «Булгария». В тот день погибло 122 человека, среди них - жительница Самарской области, 55-летняя Людмила Сабирова и двое ее внуков-двойняшек, Даниил и Никита, пяти лет. Судно ушло на дно за полторы минуты.


Теплоход «Булгария» шел по маршруту Казань — Булгар — Казань. Из 201 находившегося на борту человека 122 погибли. Среди погибших было 28 детей. Несколько суток тела из затонувшего теплохода вместе со своими коллегами из других регионов доставали самарские водолазы. Как далась им эта работа? И что они увидели, когда попали на затонувшее судно? Об этом в годовщину трагедии мы поговорили с начальником ПСС Самарской области Олегом Моцарем.



- Помню, в тот день я ехал с дачи. Было часов пять вечера. Слушал радио. Вдруг как гром среди ясного неба... В новостях передают: затонул теплоход «Булгария», один человек погиб, 17 спаслось, больше ста пропали без вести. Конечно, сразу было понятно, где находятся пропавшие, - говорит Олег Моцарь.

Руководитель спасательной службы сразу позвонил подчиненным водолазам: сказал собрать снаряжение и быть готовыми к выезду. Еще через некоторое время перезвонила дежурная: оперативный центр МЧС запрашивает у регионов число глубоководных водолазов.

— Я приехал на работу, собрал сотрудников, объяснил сложность работ, спросил: «Не хочет ли кто-нибудь остаться?». На меня посмотрели взглядом, который говорил: «Ты что, нас обидеть хочешь?». Мы начали грузить водолазное снаряжение в машину. К семи вечера уже были готовы. Еще через некоторое время нам поступила команда из правительства региона — выезжать в Татарстан и помогать искать людей в воде, — вспоминает Олег Моцарь.



«Дверь висела надо мной, как гильотина»

Водолазам пришлось заниматься психологически сложной работой — искать погибших. Вскоре после трагедии к месту ЧП прибыли родственники утонувших людей, они ждали тела близких для погребения.

— Работы тяжелее, чем на «Булгарии», у меня не было никогда, ни до, ни после, на физическом и на психологическом уровне. Работали мы целыми днями под постоянной угрозой быть погребенными внутри корабля, — вспоминает Олег Моцарь.

Водолазы искали тела на ощупь. В затонувшем теплоходе была абсолютная темнота, не разглядеть даже собственной руки, фонари в мутной воде не помогали. Еще одна сложность была в том, что затонувшее судно лежало на боку.

— Я нашел в капитанской каюте схему корабля. Мы высушили ее и постарались запомнить. Когда я опускался вниз, то старался восстановить в памяти схему и понять, как всё это выглядит в жизни в перевернутом набок виде, — говорит начальник ПСС.

Проходить в корабле было сложно еще из-за заваленных помещений.

— Коридоры там узкие. Почти с пола до потолка были мебель, посуда, матрасы... Чтоб попасть в некоторые помещения, я еле проходил. В одном таком забитом коридоре были распахнутые металлические двери. Из-за того, что корабль лежал на боку, двери эти свисали сверху, как гильотины. Я смог приподнять одну и пройти. Затем приподнял вторую, прошел через нее. Обследовал помещения и, когда стал заканчиваться кислород в баллоне, я стал возвращаться. Одну дверь смог приподнять. А вот вторую заклинило. С другой стороны ее заблокировала какая-то мебель, — вспоминает спасатель.

Попытки открыть дверь долго не приводили к успеху. Это была, мягко говоря, неприятная ситуация. Я знал, что наверху поняли, что у меня проблемы, и помощь будет, но воздуха у меня оставалось мало, приходилось стараться дышать пореже, — говорит Олег Моцарь.

В какой-то момент дверь всё-таки поддалась и спасатель смог выбраться.



«Уснуть после увиденного не мог»

Тела погибших одно за другим поднимали на поверхность и складывали на судне и на берегу.

— Тяжелее всего было доставать детей. Кажется, на второй день я шел мимо вытащенного из воды тела маленькой девочки. Ее еще не успели прикрыть. Вид этого ребенка, помню, меня сильно потряс, — вспоминает спасатель.

Работали спасатели каждый день до поздней ночи. Ночевали на воде — на теплоходе «Арабелла». Уснуть после увиденного за день удавалось не сразу. А с раннего утра снова принимались за работу — спускались на «Булгарию» со стоящих над ней судов. Тела погибших подняли на поверхность за четыре дня. Уже позже, с помощью кранов, достали со дна и саму «Булгарию».

А самарским спасателям за помощь в поиске тел вручили государственные и ведомственные награды.
Тем не менее в Самаре сотрудникам ПСС пришлось обратиться за психологической помощью…

«На корабле не работал один двигатель»

Олег Моцарь уверен: к крушению теплохода привело трагическое стечение нескольких факторов. Главный среди них — ошибки экипажа.

— Я сам сделал для себя выводы о причинах крушения уже на третий день. Дело в том, что у «Булгарии» очень низко расположены иллюминаторы. От ватерлинии до иллюминатора расстояние — как от большого пальца до указательного, примерно 25 см. Был жаркий день, и почти все иллюминаторы экипажем были открыты. Потом нам сказали, что, когда «Булгария» выходила, один двигатель у нее не работал. То есть не вырабатывал топливо. Возможно, от этого, по словам выживших, у судна чувствовался крен, — вспоминает Олег Моцарь.

Чтоб попасть в город Булгар, «Булгарии» нужно было в одном месте сделать поворот на 90 градусов. Как раз на ту сторону был крен. К этому времени разыгрался шторм. В момент поворота в открытые иллюминаторы накренившегося судна резко хлынула вода.

— Очевидцы рассказывали: «Булгария», когда начала поворот, так уже и не выпрямилась. Ушла под воду буквально за полторы минуты. На теплоходе в то время большинство взрослых были в ресторане, а многие дети в игровой комнате занимались с аниматором. Когда теплоход накренился, аниматор крикнула: «Бегите к родителям». Но, конечно, никто никуда не добежал. Теплоход стал ложиться набок, на людей полетели столы, стулья... Выбраться было очень сложно, — рассказал Олег Моцарь.



Еще одним страшным фактором, говорит спасатель, стали закрытые наглухо окна в каютах. Кроме стекол здесь были еще и деревянные жалюзи.

— Да, после «Булгарии» прошли очень жесткие проверки судов. Проверяли и есть ли спасжилеты и круги. Но я думаю, что даже большое количество спасжилетов на «Булгарии» не помогло бы большому количеству пассажиров, которые утонули, — говорит спасатель.




63.ru

| 10.07.2021 16:48